?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Ожидать от сотворчества Раду Поклитару и Деклана Доннеллана чего-то безмятежно-привычного было бы странно. Спектакль и вышел, мягко говоря, неоднозначным. Прежде всего- по форме, мне сложно сказать, что это: для драмбалета слишком постмодернистски, для современного танца слишком много драмы.. На мой взгляд, ближе всего спектакль к хореодраме. Но то, что «Гамлет» неоднозначен, вовсе не значит, что он плох. Скорее, тем интереснее смотреть и расширять свои границы восприятия.
Действие пьесы перенесено в условную современность, мужчины танцуют кто в обычных брючных костюмах, которые актуальны последние полтора века, а кто и в условно-усредненной парадно-военной форме; а дамы в платьях, вошедших в моду где-то в 50-х и так из нее и не вышедших.
Шекспир, простите за банальность, актуален всегда - в любом времени и любом пространстве, ровно потому что затрагивает вечные темы: любовь, предательство, одиночество, выбор. Авторы спектакля во всех интервью говорили, что их детище - о потере. В моем понимании - это только один из пластов пьесы-первоисточника. Тут позвольте лирико-инвентарное отступление: в обсуждениях спектакля мы радостно наступаем на те же грабли, что были при обсуждении «Онегина». Невозможно в балете отразить книгу со всеми нюансами, пьесу и танец нужно и должно разделять. Балет (в широком смысле) - искусство слишком абстрактное для дословной передачи художественной литературы со всеми пластами да нюансами. Некоторая схематичность с акцентированием на какие-то особенно яркие черты персонажей в данном случае неизбежна и ничего страшного я этом не вижу. В конце концов, страдающие по расхождениям с первоисточником имеют хороший повод его перечитать.
Мне показалось, что в данном случае режиссер победил хореографа, драма тут главенствует, а танец ее некоторым образом обслуживает. Для меня «Гамлет» ценен, прежде всего, актерскими работами. Некоторые танцовщики фантастически раскрылись как драматические актеры. И счастье, что они получили такую возможность в стенах родного театра.
И Поклитару, и Доннеллана упрекали в обилии штампов, общих мест и повторов в спектакле. Не без этого, но скажите, где кончается авторский почерк, и начинаются штампы? Я не знаю, честно говоря. Да, и камера на сцене, и встроенное в действие видео, и десантники в конце, и в целом идея осовременивания классики - общие места, ну и что? Ну и что, если это органично вплетено в спектакль? Да и сказать, что он совсем без находок нельзя. Там весьма «говорящая» корда, которая в буквальном смысле слова колеблется с линией партии (читай: со сменой власти), или вот тряпка-самобранка, которая моментально раскладывается в свадебный стол, и так же стремительно исчезает. И придворные имитируют радостное застолье примерно как кусок ткани имитирует стол.
Фирменная пластика Раду Поклитару сыграла в плюс настроению общей истерики в Датском королевстве. Все его жители, кроме, пожалуй, Клавдия да могильщиков, существуют в эмоциональной буре разной степени напряженности. Угловатые, иногда резкие или наоборот нарочито плавные замедленные движения, завернутые стопы, временами отталкивающий натурализм, особенно в сценах реального и мнимого безумия. А еще - его любимые проноски главных героев кордой, и абрис Гамлетом любимой по контуру, сначала плавно и нежно, потом - резко и грубо, все это подчеркивало характеры героев, делало игру более выпуклой.

Все, что я напишу дальше, относится только к персонажам спектакля «Гамлет». Только о том, что я увидела здесь и сейчас.

Клавдий и Гертруда (Кристина Карасева). Справа - Король Дании (Алексей Лопаревич. Согласитесь, даже в пижаме король)

Если посмотреть на героев балета с точки зрения идеи о потере, то получается, что терять нечего только Клавдию. Он никого не любит, кроме себя во власти, не рефлексирует попусту, видит цель и не видит препятствий. Он даже движется иначе, чем другие, начала – вкрадчиво, словно чуть пригибаясь (или прогибаясь), а потом, обретя власть, резко и повелительно, не смягчая острых углов и резких жестов. На три состава только два Клавдия: Юрий Клевцов и Михаил Лобухин. Мой Клавдий – Лобухин, который в очередной раз открылся новыми гранями актерского таланта. Его Клавдий - человек огромной внутренней силы, жесткий, умный и безжалостный. Сохраняя на лице маску светской приветливости, он умело стравливает всех со всеми, направляя истерику в нужное ему русло. Маска с него слетает лишь раз – при просмотре фильма «Мышеловка», где Гамлет фактически обвиняет его в убийстве отца. В Мишином исполнении это было очень страшно - за несколько секунд его лицо исказила такая гримаса, что если б взгляд убивал, на сцене лежала бы гора трупов. Не мудрено, что неврастеник Гамлет не смог в упор хладнокровно убить такого монстра. Еще мне понравилась находка с руками – Миша держал кисти рук клином перед собой, соединив только кончики пальцев. Эдакое «не влезай – убью!».

Тот самый жест!
Фото: Елена Абрамова

У Клевцова ничего этого нет, его Клавдий - просто профессиональный интриган и не более того.

Научиться отпускать, прощать, перешагивать очень трудно. Это только советовать легко, а настолько духовно развиться, чтобы простить и отпустить ой как непросто. Иногда для того, чтобы этому научиться, уходит почти вся жизнь. Как у Гамлета. Гамлет – юноша трепетный, склонный к рефлексии, бесконечным самокопаниям. Балет начинается с того, что он, уже взрослый, вспоминает свой детский праздник, где всем было легко и просто, все любили друг друга, что пластически выражается в стремлении обнимать окружающих (особенно у Гертруды), словно заключая их в кольцо своей заботы. К слову, с ней это стремление останется до конца. Тогда даже Клавдий казался добрым и милым дядюшкой. Отношения с Офелией были просто детской дружбой, не отравленной интригами да недомолвками.

Йорик – Вячеслав Лопатин
В спектакле Йорик - клоун, веселящий детей на том самом празднике. И он же – своего рода светлый ориентир, к которому Гамлет обращается, когда на душе совсем уж темно. Именно Йорик, появляясь на протяжении всего спектакля, говорит ему, мол, дружочек, хватит в себе копаться и обиды растравлять, живи уже и будь счастлив. И Вячеслав Лопатин, и Денис Медведев здесь были полны обаяния и светлой грусти по ушедшей вместе с детством беззаботности.

Денис Медведев мне показался несколько раскованнее и глубже в этом образе.

Гамлеты (Влад Лантартов и Денис Савин) получились очень разными. Гамлет Влада, на мой взгляд, вышел очень эмоциональным, сразу - на разрыв аорты, и смотреть, например, сцену его мнимого сумасшествия просто страшно, особенно в тот момент, когда он стреляет в зал. Вернее, для него-то зала нет, кругом – призраки Кладвия.

Гамлет – Влад Лантратов, Офелия – Дарья Хохлова

Гамлет Дениса Савина больше склонен к рефлексии, его эмоциональный накал возрастает постепенно. Однако в момент изгнания, после убийства Полония, на Дениса страшно было смотреть, так бежал он прочь из замка, казалось, что у человека рухнула жизнь. А в момент похорон Офелии, когда у Гамлета случался натурально нервный срыв, вместе с Денисом хотелось кричать, настолько велико и очевидно был его отчаянье.


Гамлет – Денис Савин, Офелия – Анастасия Сташкевич
Финал сильный у обоих, на мой взгляд, у Дениса четче прочиталось «я всех отпустил, я готов жить и быть счастливым» за минуту до гибели.
В сцене, где он прощается с каждым из своих призраков меня совершенно потряс их дуэт с Анастасией Сташкевич, она была как будто соткана из воздуха и при этом так явно говорила ему, в прямом смысле слова говорила – отпусти меня, отпусти, и видно было, как ему трудно, как не хочется, как больно, Денис – Гамлет тут был просто самое мука.

Офелии тоже вышли разными, но интересными. У Дарьи Хохловой чуть более приземленная, светлая девочка, которая хотела простого женского счастья, которая с детства приучена подчинятся воле отца и брата, у Анастасии Сташкевич более сильная личность, которой просто было еще больнее переживать то, что с ней сотворили во имя высокой государственной идеи. Офелия не может ослушаться отца, даже понимая, что причинит много зла человеку, которого любит. Тут, кстати, отличное постановочное решение, когда Полоний (Александр Петухов бесподобен в этой роли) буквально тыкает в грудь Офелии пачкой писем, а она сгибается пополам, словно ей вырвали сердце. И потом, в дуэте с Гамлетом, она в какой-то момент обвиснет безвольной куклой, будто сдавшись окончательно. А ведь она пыталась, хотела расшевелить его. Анастасии Сташкевич это вышло ярче и акцентирование, чем у Дарьи Хохловой, но а и характеры они давали разные. В их прощальном дуэте есть флешбек к дуэту тех времен, когда они были счастливы. Увы, призыв Офелии начать жить и попытаться быть счастливым не был услышан, Гамлет так и лежал на сцене неврастеническим столбиком, выдавая в ответ одни рефлексии.

Я, наверное, только с третьей пытки смогла ответить себе на вопрос, зачем Раду Поклитару процитировал сцену сумасшествия Жизели, показывая, как сошла с ума Офелия. Мне кажется – это известная балетная ассоциация с полностью разбившейся жизнью, где потеряны все ориентиры, где кажется, что ты никому не нужна. Ведь после убийства отца у Офелии остался единственный близкий человек – Лаэрт (самый пылкий и убедительный для меня  - Игорь Цвирко), ее брат. Но и он ее отталкивает, причем грубо и резко. Отталкивает в данном случае – в буквальном смысле слова. И как же дальше? Ведь привычных мужских спин впереди больше нет, а сама она жить не умеет. И она решила, что раз ее не любит жизнь, у нее будет роман со смертью. Именно этим я объяснила для себя поведение Офелии, когда она, схватив револьвер, начала имитировать с ним страстную плотскую любовь.
Здесь есть еще минимум одна отсылка к «Жизели» - Гамлету являются семь призраков Офелии, и их пробежки очень напомнили мне виллис. Семь возможных развитий их жизни, счастливой жизни, и самое страшное здесь, «Офелия» с ребенком на руках. Когда Гамлет подходит ближе, она разворачивает сверток, который оказывается похоронным саваном.

Пресловутые десантники после первого просмотра меня покоробили, после второго заставили задуматься, после третьего я с ними смирилась, тем более, что они вполне вписываются в логику повествования. Неспособность справиться с собственными потерями в итоге привела к потере страны, в которой захватчиками оказалось не с кем воевать.

Откровенно говоря, писать об этом спектакле очень сложно, почти невозможно, потому что все – на эмоциях. Взгляды, жесты, иногда единичные, но делающие весь образ. Как у Петухова, например, который, уходя в вечность, после того, как его убили, погладил по головам осиротевших своих детей. И ушел. И ком в горле у всех. И таких мелочей много, их интересно разглядывать и разгадывать, они цепляются дна за одну, и выстраивается целостный образ спектакля, каждый раз – немного другой.
Боюсь, только, что спектакль вышел слишком камерным для Большого театра...

Полноправный участник спектакля – музыка, поначалу вкрадчивая и ненавязчивая, она постепенно оплетает и действие, и зрителей, проникая все глубже и глубже, и в какой-то момент ты вдруг понимаешь, что она – говорящая, она пронизана внутренним нервом, очень созвучным спектаклю.

Я далека от мысли сравнивать или, упаси боже, ранжировать спектакли, но самым цельным и сильным по накалу страстей мне показался субботний утренник со вторым составом, а самыми пронзительными Гамлетом и Офелией - Савин и Сташкевич.

P.S. Либретто балета тут, на всякий случай

Comments

( 10 фуэте — Покрутить фуэте )
radiotv_lover
16 мар, 2015 21:13 (UTC)
Такая пошлость, такой прогибон с десантниками этими.
Ну видимо в российском балете без политического минета не прожить, денег не дадут на постановки.
sandy_z
16 мар, 2015 21:17 (UTC)
Ровно такой же ход был в недавней британской постановке Ричарда III. так что это просто известный прием, а остальное каждый видит в меру своего понимания.
radiotv_lover
17 мар, 2015 04:06 (UTC)
"Ровно такой же ход был в недавней британской постановке Ричарда III"

Какому политику, партии, группировке делал реверанс английский режиссер? Да никакому.
Оксана Ксюша
19 апр, 2015 15:10 (UTC)
Кроме английского режиссёра , постановщиком этого спектакля является и молдавский хореограф, 6 лет проживающий и работающий в Украине :)
llliu
17 мар, 2015 06:06 (UTC)
А для меня такой финал - логичный финал этой истории: поле битвы принадлежит мародерам. Обезглавленная страна принадлежит оккупантам.

Edited at 2015-03-17 06:08 (UTC)
sandy_z
17 мар, 2015 18:08 (UTC)
Скорее, нападавшим не с кем воевать, сами себя погубили. Да, когда первый шок от их появления прошел, логика стала понятна.
Оксана Ксюша
19 апр, 2015 15:08 (UTC)
Уверена, вы ошибаетесь насчёт десантников . Там не было прогиба , там был стеб :)
anemona_n
16 мар, 2015 22:40 (UTC)
Замечательный пост, Саша! Много умных мыслей и важный деталей, которые после одного просмотра (я-то смотрела один раз) пропускаешь. На второй состав (думаю, по качеству- первый) пойду обязательно. Хотя в процессе просмотра желание пересматривать спектакль было очень слабым.
Пожалуй, не согласна что режиссер победил хореографа. Не победил. Я-то как раз рассчитывала что победит, потому то балет Поклитару мне оптимизма не внушал, но была надежда, что режиссер поработает сильно, я была готова к драме на сцене балетного театра... но меня как раз разочаровали режиссерские штампы и какой-то очень лобовой подход к такой глубокой пьесе. Было ощущение что люди задание получили, но никакой искренней потребности высказаться у них не было.
Потребность была у артистов... и чувствовался серьезный диссонанс между едва-едва живым материалом, не дающим эмоции, и собственным настроем артистов, очень пылким.
По крайней мере в первый день премьеры было так.
А у меня весь спектакль крутилась мысль о том, в какой момент в этой истории уже ничего нельзя изменить? Мне кажется, с самого начала ничего не может быть по-другому. Все обсуждают возможность для Гамлета простить, забыть и жить дальше, но честно говоря, я просто не могу себе представить такую ситуацию.
Жить на птичьих правах в доме убийцы своего отца и узурпатора своей власти, смотреть на предательницу-мать, польстившуюся на этого мерзавца и лгуна, и плодить детишек с Офелией, которой будут манипулировать родственники? Мне показалось, что альтернативный вариант жизни для Гамлета в спектакле в общем-то не прорисован... Ну кроме эпизода семи Офелий и Офелии с младенцем, но там уже поздно...Савин вроде как и играл рефлексию.... общался с призраками на предмет "казнить нельзя помиловать" , но общение неинтересно поставлено, процесс принятия решения слабо ощущался, видимо, потому я не уловила что для Гамлета есть другой путь. Оттого никакого Быть или не быть там я не разглядела. Для меня получился спектакль о предопределенности, о том, что для Гамлета, принца крови и личности, может, не самой выдающейся, но не ничтожной, нет другого варианта как пройти это путь до конца, протащив по ходу за собой связку трупов. Но мне бы, наверное, хотелось, чтобы мотив предопределенности звучал не случайно, а был внятно озвучен режиссером.

Edited at 2015-03-16 22:43 (UTC)
sandy_z
17 мар, 2015 18:49 (UTC)
Я как-то вообще без ожианий туда пошла. И после первого просмотра поплевывалалсь огнем. Думаю, дело было в том, что смотрела с яруса. Это все-таки тот спектакль, который надо мотреть близко, он просто иначе раскрывается. Как мне кажется.
Артисты отрывались, да, многие же мечтали попробовать себя в драме, вот и получили шанс.
Знаете, а я как раз подумала, что тут почти нет точек невозврата, просто Гамлету однажды надо перестать рефлексировать и решиться на пуступок. А он так и несмог. Разве что в самом конце, да и там больше на эмоциях.
А про альтернативный вариант жизни Гамлета - так он сам должен был его нарисовать. Сам выбрать. А него перед глазами сплошная пелена из обид и раздумий.
bloha_v_svitere
18 мар, 2015 17:57 (UTC)
Саша, отличный разбор. А фото Лобухина таааак впечатлило!
( 10 фуэте — Покрутить фуэте )

Profile

pin up
sandy_z
Александра

Latest Month

Ноябрь 2015
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Katy Towell